Александр Лебедев (Alexander Lebedev) (alex_lebedev) wrote,
Александр Лебедев (Alexander Lebedev)
alex_lebedev

Что-то с памятью моей стало...

В связи с новыми телодвижениями федералов вокруг гостинцы "Москва" вспомнилась эпопея двухлетней давности вокруг этой ударной стройки. И решил показать здесь еще один черновичок книги "Самолет для Фиделя". Вот такой:

Глава 25
 
Это сейчас всем кажется, что мэр Москвы Лужков носит кепку с рождения. Есть версия, что в роддоме были сквозняки и малышу надели кепку, чтобы головку не застудил. С тех пор мэр так к кепке пристрастился, что даже душ в ней пробовал принимать по утрам. Так, по крайней мере, с пиететом говорят его соратники. Но, на самом деле, были времена, когда Лужков еще пользовался гражданской одеждой. Зимой теплую шапку носил андатровую, летом себя не мучил, как нормальный человек ходил, без головного убора. И даже по телевизору это показывали. Давно, правда, лет пятнадцать назад. Теперь же только дотошный психоаналитик может припомнить, когда появилась на голове московского мэра первая кепка. 

Поговаривают, что мэрские имиджмейкеры предлагали Лужкову сразу, без промежуточного варианта, надеть треуголку. Уверяли, что проведут такую агитационную компанию, что треуголки за пару месяцев вернуться в моду и все московские магазины ими будут завалены. Возили мэра даже в музей «Бородинская панорама», где из запасников дали примерить копию треуголки Бонапарта. Мэр долго вертелся у зеркала, закладывал пальцы за отворот пиджака, поворачивался анфас и профиль. Все ему понравилось, но денег пожалел на агитационную компанию. Решил начать с кепки. На втором этапе должна была появиться шляпа, как у Брежнева. 

Имиджмейкеры мэра даже закупили штук пятьдесят. Но тут в телеке появился другой человек в шляпе, так называемый президент Джохар Дудаев. И мэр понял, что на шляпу переходить стремно, ассоциации у людей будут не правильные. Вот и приходится носить кепку, хотя и осточертела она. Хочется уже треуголку. Но придется, видимо, терпеть до пенсии. К этому времени жена обещала достроить дачу на острове Святой Елены. Место тихое, немноголюдное. Располагает к мемуарам. Мэр даже дал себе обещание на этом острове Святой Елены разобраться со своим подсознательным и понять, почему все-таки сгорел Манеж, причем в день очередного триумфального избрания президентом того самого человека, который помешал ему самому войти в Кремль на белом коне.

Еще одна вполне архитектурная история тоже обросла мистическими околополитическими подробностями. Мэра давно подбивали что-нибудь сделать с гостиницей «Москва». Такой лакомый кусок прямо в центре столицы, где «из окна площадь красная видна»… В конце концов, Лужков решился. По обыкновению, монстр сталинской Москвы решили снести, а на его месте построить такой же. «Культурная общественность», все эти старички, дрожащие над фотографиями старой Москвы, пыталась было протестовать. Что, мол, это памятник архитектуры, что нельзя снести Колизей и на его месте построить новый, и т. д. и т.п. Но в римском Колизее нет номеров люкс, а слово мэра – закон. Пришли пожарники, санэпиднадзор и сказали: надо сносить.

Отель снесли. Но тут вдруг выяснилось, что в подрядчики проекта каким-то образом промылился юркий депутат Госдумы от ЛДПР Ашот Гарегинович Егозян. Для мэра до сих пор остается загадкой, как этот субъект попал в московский строительный бизнес – ведь этот самый Егозян в свое время одной несчастной порнопленкой «завалил» генерального прокурора. Того самого прокурора, который должен был стать главным тараном, способным снести ельцинский режим и сделать его, Лужкова, президентом. Когда же выяснилось, что все сливки с «Москвы» снимет именно Егозян, мэр сильно опечалился. А тут все ту же «архитектурную общественность» вдруг осенило: раз уж снесли, посмотрите, какие виды отрываются! Во время одного из субботних объездов Лужков заехал на Манежную площадь, окинул все взглядом: да, и впрямь красота невозможная. И тут же, под камеру ТВЦ, так и сказал – не надо ничего восстанавливать, сделаем тут площадь, самую большую в Европе.

И было хотели уже похоронить проект восстановления, и расчертили уже площадь, но все оказалось не так просто. Оказалось, что тот самый Ашот – всего лишь один из мелких бенефициаров, менеджер, что в проект вложились другие люди, мэру приятные во всех отношениях. И что они под это дело уже кредиты взяли. Да и личный политический мотив передумать второй раз тоже появился.
Дело в том, что к этой эпопее неожиданно подключились депутаты Госдумы – люди заинтересованные, ибо у них окна прямо на эту самую гостиницу выходят. 70 человек взяли и накатали президенту и мэру письма, где поддержали его гениальную идею не строить заново гостиницу. И даже пошли дальше – предложили не площадь сделать, а разбить парк, чтобы ни у кого не возникло соблазна устроить там какой-нибудь Майдан. Парк Согласия и примирения, как знак окончания гражданских конфликтов. Идея была, кончено, замечательная. Юрий Михайлович даже подумал, как это ему самому в голову не пришло (и даже испугался – надо же, ведь и впрямь в глубине души, во сне он хотел бы такого Майдана. Чтобы миллионная толпа в ночи скандировала «Путин – геть! Лужков – так!». А в лицах их отражались языки пламени полыхающего Манежа).

Но вот беда – главным заводилой в этой группе оказался не кто иной, как Соколов. Тот самый, который изрядно потрепал Лужкову нервы на выборах мэра, выставив свою кандидатуру и собрав больше миллиона голосов. Тот самый, который везде совал свой нос, строчил запросы и не давал спокойно делать бизнес хорошим людям. В такой ситуации слабину давать было нельзя. Гостиницу решили восстанавливать.

Но Соколов не унимался. Пустячный конфликт вокруг этой несчастной гостиницы привел к тому, что в Думе возникла межфракционная группа «Столица», которая заявила, что теперь будет заниматься городскими делами. В частности, смотреть, куда идут федеральные деньги, выделяемые Москве. Это было уже объявление войны. Дело в том, что в ходе выборов в Госдуму те кандидаты, которых поддерживал Лужков, обещали создать в Думе группу «Москва» – для лоббирования интересов города. Но, избравшись, они об этом как-то подзабыли. И вот на тебе. Прозевали, дуралеи.

Теперь надо было как-то ликвидировать эту угрозу. Спасительное решение, противоядье появилось как нельзя кстати. И спасти ситуацию, как ни парадоксально, должны были не москвичи, а депутаты-провинциалы. Квартирный вопрос у нас – вопрос экзистенциальный. В аппарате мэра вдруг вспомнили, что несколько месяцев до того, как появилась эта, будь она неладна, «Столица», на имя Лужкова поступило слезное прошение от группы депутатов Госдумы с просьбой оказать содействие в получении в собственность квартир в Москве по приемлемым ценам. Людей, конечно, можно понять – квартиры-то им дают служебные. То есть, по идее, по окончании срока полномочий надо их сдать и ехать к себе на малую Родину. Но кому ж захочется туда ехать. Хочется обзавестись заветной столичной недвижимостью. Вот и написали они мэру: Юрий Михайлович, подсоби, а уж мы отплатим…

Это письмо – палочка-выручалочка, решил мэр. Тут же вызвали лояльного вице-спикера Госдумы и поручили «провести работу». Вице-спикер разобрался, увидел, что главным активистом «инициативной группы» был кряжистый мужичонка с Урала Георгий Карпеевич Леонтьев, которого все называли просто Карпеич. Человек, по лицу которого видно, что он не гнушается никакой грязной работы. Такой и нужен. Он возглавил жилищно-строительный кооператив, в который начали принимать депутатов-единороссов. «Пряник», который показывали потенциальным членам ЖСК, выглядел так: жена мэра, которая контролирует добрую половину столичного стройкомплекса, строит элитный дом, и, в качестве жеста доброй воли, продает квартиры кооперативщикам по цене чуть выше себестоимости. А если у кого даже на это нет нужной суммы – льготный кредит получит в «Банке Москвы». Звучало все очень правдоподобно, и думский народец повалил в ЖСК толпой.

Всего за неделю в кооператив записалось аж 60 человек. И тут настал решающий момент. На одном из очередных собраний, после рассказа о блестящих перспективах строительства и демонстрации картинок с проектами дома, Карпеич тихим вкрадчивым голосом произнес:
- Товарищи, есть еще один вопрос. Здесь Думе возникла межфракционная группа «Столица». Идея правильная, и в мэрии ее полностью поддерживают. Но руководство у этой группы несоответствует, как бы сказать… ничему оно не соотвествует. Ну, вы понимаете. Есть предложение всем нам вступить в эту группу, чтобы, так сказать, привести в соответствие…

На следующий день Карпеич лично принес в приемную Соколова 60 написанных под копирку заявлений о вступлении в «Столицу» и письмо от вице-спикера, в котором на вечер того же дня назначалось заседание группы «Столица». Соколов, который в это время находился в Киеве, и которому доложили об этом происшествии только ближе к ночи, долго смеялся:
- Ну вот, и до нашей Думы дошли такие вещи, как рейдерский захват!
Он быстро обзвонил других депутатов из «Столицы», и было принято решение: на альтернативное собрание не ходить, решений не признавать.

Собрание и впрямь состоялось. Решения были вполне ожидаемые – Соколова сняли, вице-спикера назначили. Ответные действия «соколовцев» тоже не заставили себя ждать – они переименовали свою группу в «Наша столица» и продолжили с этим брендом копаться в московских делах – жалобах жителей на застройку, бороться с игорными заведениями, транспортными пробками и пр.

А ЖСК «Столица» был переведен в «спящий режим». Ведь, собственно говоря, никаких других объединяющих идей, кроме получения квартир, у его членов не было. А перспектива их получения становилась все более призрачной, особенно после того, как вице-спикер, который был гарантом сделки, уехал губернатором в далекий западный регион. Члены кооператива уже начали терять надежду. Тем более, что каждый чувствовал, что поступил подло. Они даже хотели устроить темную Карпеичу. Но Карпеич каждый раз выкручивался. Говорил что вот-вот, сейчас-сейчас, дайте срок, и даже наезжал встречно - намекал, что они плохо сработали, что надо реально выслужиться, а не разок на собрание сходить. В общем, все ждали чего-то.

А мэр на остров Святой Елены коллекцию кепок решил не брать. Соратники пообещали распродать их на аукционе. А шестьдесят кепок из коллекции мэр решил подарить своим верным депутатам из межфракционного объединения «Столица».
 

Другие фрагменты

Здесь

здесь и здесь

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments