?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Письмо из "Лефортово"

Сергей Сторчак отвечает мне не только в ЖЖ, но и эпистолярно. Сегодня получил от него письмо, привожу его здесь. Небольшие пояснения: В.А. - это Владимир Александрович Крючков, председатель КГБ СССР в 1988-91 гг. ПК - Парижский клуб, СФ - Стабфонд, "8" - "большая восьмерка".



Саня, привет!

Оказалось, что не так просто тебе писать. Долго собирался. И это при том, что хочется выглядеть – в письме – солидно. 

Я очень тебе благодарен за все! За письмо – отдельное спасибо. Людмила остается моим едва ли не единственным корреспондентом. Но вот и ты оказался в числе неустрашимых.

В местную жизнь, похоже, вкатился. Если и дергаюсь (на уровне эмоций), то не часто и, главное, все реже. Жду развязки. В том, что все сделал правильно – и методологически, и административно – не сомневаюсь. Вся эта затея – месть за то, что отсек кучу народа от бюджетных денег, находившихся в зоне моей ответственности. Может быть, есть и более крутые причины. Но, как говорил В.А. – его вспоминаю – в ЧК не думают, в ЧК знают. Слава Богу, мало кто из современных следаков может применить к себе этот слоган. Их незнание – моя сила. Но – потом, не сейчас.

К сожалению, не могу по твоей новой идее, новой разработке. Здесь весьма своеобразно идет мыслительный процесс: много времени, но мысли не выстраиваются в систему. Очень трудно писать, например, связные субстантивные документы – жалобы, кассации и пр. Ни одна бумага не получается, как говорится, с листа. Надо переписывать по нескольку раз. В общем, дело с мозгами совсем плохо. Даже чтение получается с каким-то напряжением, надрывом. Странно.

Пока не очень понимаю, какую выгоду можно извлечь из моего нынешнего положения. Есть ощущение, что эта выгода – польза для общего дела рыночников-либералов – должна быть, она где-то скрывается под шелухой уголовщины, которую на меня повесили. Правда, говорить, что «силовикам» нечего лезть в финансовые процессы, не хочется. На самом деле там (здесь) имеется и для них работа, и мы это знаем. Пока, в меру моих способностей, размышляю по этому поводу.

За три года бешеной «пляски» в Минфине (чего стоили только три темы – ПК, СФ и «8») совершенно потерял ориентиры в том, что касается твоих интересов. Как понимаю, из политики ты ушел. Надолго? Что взамен? Конечно, лучше бы поговорить, чем заниматься эпистолярной литературой. Но, увы, для меня пока для меня это нереально. Правда, помни, Саня, что для узников написание писем сродни психотерапии. Так что пиши хотя бы для того, чтобы я отвечал. Это – большая и реальная помощь мне.

Видит Бог, не планировал рассуждать на тему твоей концепции. Но не могу удержаться. То дурацкое положение, в котором я нахожусь, невольно наводит на кое-какие размышления. Вот их суть.

По-моему, важнейшая цель реформы должна состоять в том, чтобы четко определить сферы ответственности, права, обязанности и полномочия тех правоохранительных органов, которые должны появиться как результат этой реформы. Именно на этом надо сконцентрировать интеллектуальные усилия разработчиков. Потому что, похоже, по линии «полномочия-ответственность» у нас сейчас самые большие проблемы.

Следствие обладает колоссальным ресурсом в виде полномочий формировать (не говорю «фабриковать», хотя хочется) дело и через суд арестовывать и содержать под стражей подозреваемых. При этом следствие, как мне кажется, не несет ответственности за тот «продукт», на основе которого принимается соответствующее решение. Одного голословного утверждение, без фактов и аргументов, оказывается достаточным для суда, чтобы он принял решение в пользу следствия. Из-за боязни ошибиться (опять ответственность!) суд иного решения не принимает. При этом суд тоже не несет какой-либо ответственности за ошибку, так как обоснование необходимости ареста дает следствие. Со своей стороны, следствие не несет ответственности за содержание под стражей, так как такое решение принимает суд. Круг замкнулся. На деле мы являемся свидетелями установленной законом круговой поруки! Вот где проблема! И кто-то должен это круг разорвать. Его наличие ведет к попранию прав честных граждан.

Может, я не совсем прав. Может, я мало знаю. Но факт остается фактом: четыре месяца я нахожусь за решеткой по решению, текст которого написан «левой ногой в сапоге», как говорил В.А. Могу высказать и другую гипотезу: если автора упомянутого решения подвергнуть психологическому анализу, то он его едва ли пройдет, настолько несвязный, нелогичный, противоречивый получился текст. Вот так. Но именно этот текст принимается судом в качестве основы для принятия решения о содержании под стражей. Как с этим бороться?

Ладно, Саня, выговорился.

Успехов тебе. Здоровья. Сергей.

,

  • 1
Сторчак самый настоящий политзаключенный, имхо
То есть сидит по политике.

почерк такой... чудовищно трогательный.
не вдаваясь в политический подтекст - сил господину Сторчаку.

Г-ну Сторчаку - здоровья, удачи. И сил побольше.

думается, делать вывод о том, полит ли это заключенный или нет вывода делать нельзя, поскольку мы не знаем материалов дела. Судебное заседание (не решение суда), где будут оглашаться документы из дела и выводы следствия, даст окончательный ответ на этот вопрос.

(Анонимно)
С духовной точки зрения тоже можно посмотреть. бывает кто-то в роду за что-то.... Или напротив, если не за что, то вменится ему это, ну если не как мученичество, то что то в этом роде.
Так что силы ему и терпения. не ожесточиться и бодрости духа.
С уважением,
Л.Х.

  • 1