Александр Лебедев (Alexander Lebedev) (alex_lebedev) wrote,
Александр Лебедев (Alexander Lebedev)
alex_lebedev

Categories:

Плата за легитимность

МОСКВА, 26 марта. /ИТАР-ТАСС/. Число миллиардеров в России не соответствует масштабам экономики и уровню развития страны, заявил сегодня глава Счетной палаты РФ Сергей Степашин на конференции "Стратегическое развитие России и задачи контрольно-счетных органов РФ". "За восемь лет стабильного развития количество отечественных долларовых миллиардеров выросло с нескольких человек до сотни с лишним. По их числу Россия твердо вышла на второе место в мире после США, что не соответствует масштабам экономики и уровню развития нашей страны". Этот перекос, считает Степашин, - очень серьезная потенциальная угроза, требующая повышенного внимания. Государство должно выработать грамотную и эффективную политику доходов с тем, чтобы предотвратить риски, которыми чревата консервация глубокого имущественного и социального неравенства, заключил глава ведомства.

Все, что сказал Сергей Степашин - абсолютно верно. С моей точки зрения, важно не только "выработать грамотную и эффективную политику доходов", но и разобраться в том, как возникли многие сверхсостояния. Степашин сказал об этом сегодня. По иронии судьбы, ровно год назад, 27 марта, в "Ведомостях" вышла моя статья "Плата за легитимность", где обосновывалась необходимость введния единовременного налога на сверхприбыль, по аналогии с британским windfall profit tax. 

А осенью прошлого года я с группой коллег внес в Госдуму проект соотвествующих поправок в Налоговый кодекс. Из пояснительной записки: "Предлагаемый законопроект направлен на  введение механизма компенсации обществу упущенной прибыли конкретными физическими лицами - выгодоприобретателями от приватизации высокодоходных отраслей, прежде всего в добывающей и перерабатывающей промышленности -- путем взимания разового налога на сверхдоходы. Применение данного закона позволит дополнительно привлечь в бюджет Российской Федерации средства в размере до полутра триллионов рублей. Полученные деньги можно было бы целевым образом использовать для оказания помощи людям, которые оказались жертвами обесценивания вкладов в Сбербанке в начале 90-х и дефолта 1998 года, а также тех, кто пострадал от деятельности финансовых, товарных и строительных пирамид, в том числе обманутых дольщиков".

Сейчас я не депутат, и дальнейшая судьба законопроекта мне неизвестна. Но раз инициатива была формализована, этот закон должен быть рано или поздно рассмотрен. Поэтому призываю Сергея Вадимовича поддержать нашу инициативу в парламенте.

Вот, кстати, статья годичной давности:

Легитимность собственности: Плата за легитимность

Александр Лебедев

27.03.2007, №53 (1827)

Вот уже 10 лет не утихают дискуссии вокруг ключевого для российской экономики события в постсоветской истории — залоговых аукционов. И это неудивительно, ибо по своим масштабам и последствиям залоговые аукционы 1995-1997 гг. являются беспрецедентной в истории мировой цивилизации финансовой аферой. Наиболее прибыльные компании, прежде всего в добывающей отрасли, были переданы из государственной собственности в частные руки за символическую плату, причем финансирование сделок зачастую происходило деньгами бюджетных организаций, находившимися на счетах частных банков.

Впрочем, эти аукционы лишь часть, хотя и наиболее скандальная, истории российской приватизации, один из множества относительно честных способов отъема собственности у государства. «Продав» более 150 000 предприятий, государство выручило целых $9,7 млрд — примерно столько, сколько после адекватной рыночной оценки в 2004 г. было заплачено за один «Юганскнефтегаз», некогда проданный за $160 млн.

Нельзя сказать, что не было попыток пересмотреть результаты столь «эффективного» менеджмента. Однако во всех случаях эта тема использовалась либо оппозицией в политических целях, либо отдельными силовыми структурами для запугивания олигархических групп и получения мзды. То есть всерьез государство этим не занималось. Что неудивительно: реализация де-факто мошеннических схем приватизации была де-юре относительно легитимна. Она осуществлялась самими государственными чиновниками, которые во всех сделках являлись заинтересованной стороной.

Как только у нас на повестку дня встает вопрос о вопиющей несправедливости, которую представляет собой российская пародия на приватизацию, раздается унылый хор адептов экономического пацифизма, пугающих публику гражданской войной. Они наперебой рассказывают нам о том, какие неисчислимые беды грозят России, если она, не дай бог, попытается разобраться в прошлом.

Во-первых, хотелось бы обратить внимание на то, что нет ничего более провоцирующего гражданскую войну, чем смакование на центральных телеканалах известий о покупке очередным героем приватизационных афер очередной круизной яхты, самолета, особняка в лондонском Сити или виллы на Лазурном Берегу Франции. А во-вторых, для того чтобы восстановить элементарную справедливость, нет необходимости заниматься никакими «переделами».

По иронии судьбы в том же 1997 году, когда в России заканчивали делить уведенные с помощью залоговых аукционов активы, в Великобритании на смену консервативным правительствам Маргарет Тэтчер и Джона Мэйджора пришла лейбористская партия во главе с Тони Блэром. Как известно, консерваторы вели беспощадную борьбу со всяческим государственным патернализмом. Сразу после прихода к власти в 1979 г. они начали массовую приватизацию госимущества. Конечно, до ваучеров и залоговых аукционов они не додумались, но акции нефте- и газодобывающих компаний, предприятий энергетики и связи пошли с молотка по бросовым ценам.

Когда лейбористы победили на выборах, со времен тэтчеровской приватизации прошло 18 лет. Однако они решили «поковыряться в прошлом» и ввели специальный налог на непредвиденные доходы (windfall profit tax). Его ставка составляла 23% от разницы между ценой акций, приобретенных у государства, и девятикратным размером средней прибыли компании, которую она получала в течение первых четырех лет после приватизации. Благодаря налогу было получено более 5 млрд фунтов стерлингов, большая часть которых пошла на социальные программы.

Представляется, что этот опыт родины капитализма, который был признан успешным даже политическими оппонентами лейбористов, очень востребован в нашей стране. Группа экспертов Национального инвестиционного совета сейчас заканчивает работу над проектом закона, который я намерен в ближайшее время внести в Госдуму. Уже понятны общие принципы этой модели, которая должна отличаться от английской.

Там налог взимался с компаний, и зачастую расплачиваться были вынуждены не те, кто скупал активы по дешевке, а последующие добросовестные приобретатели. В нашем случае было бы неправильно, чтобы за грехи победителей залоговых аукционов страдали те, кто стал акционером их компаний впоследствии. Поэтому единовременным налогом на сверхприбыль должны облагаться физические лица — выгодоприобретатели от приватизационных сделок. При этом налог может быть либо выплачен в бюджет живыми деньгами, либо компенсирован ликвидными активами.

По самым скромным подсчетам, дополнительных средств бюджета хватит на несколько новых нацпроектов как в социальной сфере, так и инфраструктурного характера. Например, для повышения пенсий, реконструкции дорожной сети, для выхода государства на рынок жилья и создания жилищного фонда, который можно было бы сдавать в социальный наем бюджетникам.

О том, насколько благотворно такая мера скажется на климате взаимоотношений между государством, обществом и крупным капиталом, не стоит даже говорить: еще неизвестно, для кого из участников этого треугольника проект окажется более выгоден. Разумеется, в долгосрочной перспективе.

 

Автор — депутат Госдумы, президент Национального инвестиционного совета

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments