Previous Entry Поделиться Next Entry
Апелляция на приговор Останкинского суда

В Судебную коллегию

по уголовным делам

Московского городского суда

107076, Москва, Богородский Вал, д. 8

от

защитников осужденного

Лебедева А.Е.

адвокатов

Резника Г.М.

123100 г. Москва Адвокатское бюро «Резник, Гагарин и партнеры»

и

Зака Ю.С.

107061 г. Москва, МКА «Бинецкий и партнеры»

г. Москва 11 июля 2013 г.

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

на Приговор Останкинского районного суда города Москвы от 02.07.2013

      02.07.2013 Приговором Останкинского районного суда г. Москвы (судья Бахвалов А.В.) Лебедев Александр Евгеньевич был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ, то есть в совершении побоев из хулиганских побуждений.

      Считаем данный приговор незаконным, необоснованным, вынесенным с существенными нарушениями уголовного и уголовно-процессуального законодательства и подлежащим отмене по следующим причинам.

      Выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным в судебном заседании, были существенно нарушены нормы уголовно-процессуального закона, неправильно применены нормы уголовного закона.

      1. Мотивируя объективную сторону, инкриминируемого Лебедеву А.Е. преступления, суд указал следующее: «…Лебедев встал со стула, а далее, действуя во исполнение задуманного и желая довести свой умысел, направленный на причинение Полонскому побоев, продолжая находиться в общественном месте, нанес Полонскому два целенаправленных удара кулаками рук в область головы потерпевшего, отчего Полонский упал со стула». Данные выводы не подтверждаются доказательствами, исследованными в судебном заседании. Делая подобный вывод, суд не учел обстоятельства, которые могли повлиять на его выводы.

 

В первую очередь данные выводы суда противоречат заключению специалистов, а именно заключению специалистов в области спортивных и прикладных единоборств (т. 2 л.д. 69-96) НП «Академия спортивных и прикладных единоборств» и подписанному Сагалаковым Д.А. (вице-президент НП «АСПЕ», генеральный директор Московской федерации русского рукопашного боя), Зайчиковым И.В. (эксперт по прикладному рукопашному бою и самозащите НП «АСПЕ») и Борзовым Б.Б. (судья международной категории, заслуженный мастер спорта России по кикбоксингу), оглашенному в судебном заседании. В соответствии с данным заключением специалистов, подтвержденным детальной раскадровкой видеозаписи, ни одна из попыток Лебедева нанести удары Полонскому не была успешной, удары фактически не достигли цели. В соответствии с заключением специалистов в действиях Лебедева в отношении Полонского выделено 5 этапов. 1-й этап: блокирование левой рукой Лебедева вытянутой в его сторону правой руки Полонского. 2-й этап: попытка Лебедева правой рукой нанести удар в область головы Полонского. Данная попытка была заблокирована сначала левой, а затем и правой рукой Полонского, таким образом, удар не дошел до цели. При этом специалисты отмечают, что если бы удар дошел до цели, то голова Полонского совершила бы резкий, изолированный от движения туловища рывок в сторону направления удара, чего не произошло, — это видно как из приведенной раскадровки, так и из самой записи. 3-й этап: неудачная попытка Лебедева левой рукой схватить Полонского. На №№9 и 10 Приложения №4 к заключению специалистов отчетливо видно, что кисть руки Лебедева во время данного движения разжата и находится позади головы Полонского. Таким образом, и это движение Лебедева не являлось ударом. 4-й этап: еще одна попытка Лебедева нанести удар правой рукой в область головы Полонского. Однако Полонский уклоняется корпусом от удара и падает вместе с креслом. При этом специалистами указано, что падение Полонского произошло не вследствие удара или толчка Лебедева, а вследствие иных причин. Из заключения специалистов следует, что положение тела и головы Полонского во время падения указывает (во время падения голова и верхняя часть туловища Полонского не отдалялась от Лебедева) на то, что причиной падения не могут явиться удары или толчки в верхнюю часть тела Полонского. Однако есть основания предполагать, что причиной его падения послужило рефлекторное отталкивание Полонского ногами, с целью увеличить дистанцию между ним и Лебедевым, и конфигурация подиума. Видеозапись программы такова, что положение и движение ног Полонского в момент, предшествовавший падению, не видны в кадре, однако положение верхней части туловища и головы Полонского во время падения с неизбежностью указывают на то, что точка приложения силы, отбросившей Полонского назад, к краю подиума, была в нижней части тела Полонского. 5-й этап: с падением Полонского силовые действия заканчиваются. Полонский полулежит, затем встает на ноги. Как видно, ни одно из движений Лебедева нельзя признать ударом, нанесенным Полонскому.

Следует отметить, что в приговоре суда не была дана оценка этому важнейшему доказательству, исследованному в рамках судебного следствия, — суд попросту проигнорировал одно из основных доказательств позиции защиты.

В контексте вышесказанного нельзя обойти вниманием ещё одно доказательство, на этот раз доказательство обвинения – протокол осмотра видеозаписи (т. 1 л.д. 215-239). Данное доказательство было исследовано в рамках судебного следствия, но также по неизвестным причинам не получило надлежащей оценки в приговоре суда. В то же время, данное доказательство представляет ценность уже в том, что также содержит частичную раскадровку момента конфликта. И эта раскадровка также, также как и покадровое воспроизведение видеозаписи, сделанное специалистами, полностью опровергают выводы суда о нанесённых ударах. Конкретно:

- л.д. 225 (т.1) На распечатанном кадре видно, что Лебедев блокирует левой рукой выброшенную в его сторону руку Полонского. Правая рука Лебедева находится в движении попытки нанести удар Полонскому. Причём Лебедев совершает данные движения сидя, а не встав со стула, как указано в приговоре суда;

- л.д. 226 (т. 1) Зафиксирована попытка Лебедева правой рукой нанести удар Полонскому. На кадре видно, как Полонский закрылся от удара Лебедева руками;

- л.д. 227 (т.1.) Зафиксировано то же движение, что и ранее, но с другого, более выгодного для обозрения ракурса. На кадре отчётливо видно, что удар не достиг цели – головы Полонского;

- л.д. 228 (т. 1) Вторая попытка Лебедева нанести удар Полонскому – на кадре также видно, что Полонский рукой сбивает вытянутую к нему руку Лебедева, соответственно удар также не достигает цели.

Как видно, не только доказательства стороны защиты, но и доказательства стороны обвинения свидетельствуют об отсутствии объективной стороны инкриминируемого Лебедеву преступления и обосновывают невиновность подсудимого.

В соответствии с ч. 2 ст. 297 УПК РФ приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона. В соответствии с п. 2 ст. 307 УПК РФ в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора суда в обязательном порядке должны быть указаны доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства. В соответствии с п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. №1 «О судебном приговоре» при постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам. Однако, как видно из обжалуемого приговора, судом были грубо нарушены как требования уголовно-процессуального закона, так и разъяснения высшей судебной инстанции.

      2. Указанные выводы заключения специалистов были полностью подтверждены специалистом Зайчиковым, допрошенным в ходе судебного заседания. Однако суд отнесся к показаниям специалиста критически, указав следующее: «Также суд критически относится к выводам специалиста Зайчикова о том, что Лебедев лишь захватил руку Полонского и затем лишь был контакт между руками указанных лиц при защите Полонского, без попадания ударов по телу Потерпевшего, так как в указанной части выводы специалиста опровергаются как показаниями потерпевшего и свидетелей, так и видеозаписью. Вывод Зайчикова о падении Полонского в результате отталкивания ногами суд также находит несостоятельным, так как Зайчиков в данной части делает предположительный вывод, указывая, что на записи не видно в момент падения ног потерпевшего, кроме того, из записи следует, что падение Полонского последовало в ходе нанесения ему ударов со стороны Лебедева».

      Полагаем, что данные выводы суда не основаны на фактических обстоятельствах дела и на доказательствах, исследованных в ходе судебного разбирательства. Если бы суд удосужился дать оценку доказательству в виде заключения специалистов, о котором шла речь выше, вопрос о критической оценке показаний специалиста Зайчикова отпал бы сам собой, поскольку, как уже говорилось, вышеуказанное заключение содержит в себе подробнейшее покадровое воспроизведение каждого мгновения физического контакта между Лебедевым и Полонским. Необходимо учитывать, что события, послужившие предлогом для уголовного преследования Лебедева, происходили практически молниеносно, а учитывая некоторую хаотичность движений обоих участников конфликта и особенность ракурса съемки, возникает видеоряд, при просмотре которого практически невозможно объективно ответить на вопрос — были ли нанесены Лебедевым удары Полонскому, и если да, то сколько и в какие части тела. Именно поэтому в данном случае было необходимо получение и исследование доказательств, получением которых не озаботилось обвинение, но которые были предоставлены стороной защиты: покадровое воспроизведение записи, способное дать точный ответ о фактических действиях обеих сторон конфликта, и мнение специалистов в области спортивных и прикладных единоборств, которые в силу специальных познаний способны отличить нанесенный удар от толчка и попытки нанесения удара. В связи с этим утверждения суда о том, что показания специалиста Зайчикова опровергаются видеозаписью, голословны и не основаны на доказательствах, исследованных в судебном заседании.

      Относительно показаний свидетелей, которым якобы противоречат показания специалиста Зайчикова, хотелось бы отметить следующее. Целый ряд свидетелей, причем свидетелей обвинения, допрошенных в рамках судебного следствия, фактически подтвердили показания специалиста Зайчикова и выводы заключения специалистов и показали, что удары нанесены Лебедевым не были. Так, свидетель Колузов показал, что Лебедев толкнул Полонского. Практически идентичные показания дал также свидетель Тихомиров. Однако особое значение в этом отношении имеют показания свидетеля Лисовского, который не только был непосредственным очевидцем тех событий, но и был единственным из очевидцев, находящимся в непосредственной близости от Лебедева и Полонского. Допрошенный в судебном заседании Лисовский показал, что Лебедев совершил лишь неудачную попытку ударить Полонского в область головы, поскольку Полонский закрылся руками. Падение же Полонского, по мнению Лисовского, произошло из-за конструктивных особенностей стула, стоящего на краю подиума. Ко всем указанным показаниям суд отнесся критически. В частности, оценивая показания свидетеля Лисовского, суд указал следующее: «При этом суд, одновременно давая оценку показаниям свидетеля Лисовского о том, что удары Лебедева, по его мнению, не дошли до цели, и о причинах падения Полонского из-за «несовершенства кресла», в котором Полонский откинулся назад, в данной части показаниям свидетеля не доверяет, учитывая, что на записи видно, что в начальный момент нанесения ударов Лисовский в сторону Лебедева и Полонского не смотрел, и делает предположительные выводы об указанных обстоятельствах дела, о чем сообщал суду в ходе его допроса». Также давая оценку исследованной в судебном заседании видеозаписи, суд указал: «На данной записи также усматривается, что в момент нанесения ударов подсудимым Полонскому находящийся в кадре участник передачи Лисовский не смотрел за действиями Лебедева». Необходимо отметить, что суд искажает как показания свидетеля Лисовского, данные в ходе судебного разбирательства, так и содержание видеозаписи. Допрошенный в ходе судебного заседания 21.06.2013 Лисовский, отвечая на вопросы защиты, вполне определенно показал, что хотя и не может утверждать со стопроцентной уверенностью (что абсолютно объяснимо, учитывая скоротечность происходившего конфликта), но он наблюдал, что попытки ударов со стороны Лебедева не достигли цели, так как Полонский закрылся руками. Относительно того, что на видеозаписи якобы видно, что Лисовский не смотрит за действиями Лебедева, считаем необходимым пояснить, что достаточно внимательно посмотреть данную видеозапись, чтобы стала очевидна безосновательность данного утверждения. Как видно на видеозаписи, в момент начала конфликта Лисовский сидит вполоборота, повернувшись приблизительно на 45 градусов по отношению и к Лебедеву, и к Полонскому. Таким образом, Лисовский не мог не видеть как начало конфликта, так и его ход. А значит, утверждения суда в этой части безосновательны и противоречат как фактическим обстоятельствам дела, так и исследованным по делу доказательствам.

В обоснование обвинительной позиции суд ссылается на показания свидетеля Савиной-Мыслицкой, которая в судебном заседании сказала, что видела, как Лебедев нанес «более одного» удара Полонскому. Однако суд, видимо, снова «забыл» о том, в судебном заседании от 20.05.2013, в связи с существенными противоречиями, были оглашены показания этого свидетеля, данные на предварительном следствии. В соответствии с оглашенными показаниями Савина-Мыслицкая вообще не видела момент нанесения ударов, при этом в судебном заседании она пояснила, что действительно не видела их, а говорит про удары, нанесенные Лебедеву, на основании просмотра ролика на каком-то интернет-сайте (а не телепередачи, как указано в приговоре). К сожалению, в нарушение вышеуказанных норм уголовно-процессуального закона и разъяснений ВС РФ суд не дал оценки показаниям свидетеля, данных на стадии предварительного следствия, в то время как обязан был дать оценку и пояснить, по каким причинам он отдает предпочтение показаниям, основанным на просмотре неизвестного интернет-ролика неустановленного содержания, перед показаниями, данными на основании личного участия в указанных событиях. Также судом в пользу версии о нанесенных Лебедевым ударах приводятся показания свидетеля Кузнецова-Красовского. В приговоре его показания в этой части приведены следующим образом: «…Лебедев встал и нанес Полонскому 2 удара кулаком, от данных ударов Полонский упал с креслом на пол». К сожалению, приходится вновь констатировать, что суд проявил странную избирательную «невнимательность», поскольку данный свидетель пояснил, что: «Было два удара, наносимых кулаком. Два удара подряд. Удар он наносил в корпус». А на уточняющий вопрос суда, были ли нанесены удары в голову, Красовский пояснил: «Я не помню про голову ничего». В то же время, как следует из фабулы обвинения и из приговора суда, Лебедев осужден за то, что нанес 2 удара именно в область головы Полонского, а значит, показания свидетеля Кузнецова-Красовского не только не обосновывают позицию обвинения, но полностью опровергают ее. Однако приведенным в приговоре суда искаженным показаниям Кузнецова-Красовского не была дана судом надлежащая оценка. Наконец, и сам Лебедев отрицает нанесение каких-либо ударов в область головы Полонского.

      В то же время при проведении судебного следствия действительно был допрошен ряд свидетелей обвинения, которые говорили о том, что Лебедев нанес Полонскому удары. Поскольку, как уже говорилось, суд пренебрег покадровым воспроизведением записи как доказательством по делу, а сама запись по указанным выше причинам не дает ответа на вопросы о якобы нанесенных ударах Полонскому Лебедевым, между доказательствами в виде показаний различных свидетелей и потерпевшего, с одной стороны, и показаниями подсудимого, свидетелей и специалиста, с другой стороны, возникают непреодолимые противоречия. В соответствии с принципом презумпции невиновности, сформулированным в ч. 3 ст. 14 УПК РФ, все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого.

В соответствии с п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. №1 «О судебном приговоре»: «Следует неукоснительно соблюдать принцип презумпции невиновности (ст. 49 Конституции Российской Федерации, ст. 14 УПК РФ), согласно которому все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, толкуются в его пользу. По смыслу закона в пользу подсудимого толкуются не только неустранимые сомнения в его виновности в целом, но и неустранимые сомнения, касающиеся отдельных эпизодов предъявленного обвинения, формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств и т.д.».

Таким образом, не дав надлежащую оценку неустранимым противоречиям в показаниях подсудимого, потерпевшего, свидетелей и специалиста, истолковав их в пользу обвинения, суд незаконно пренебрег вышеуказанными положениями Конституции РФ, уголовно-процессуального закона и разъяснениями ВС РФ.

3. Даже если абстрагироваться от того факта, что в процессе судебного следствия не удалось установить факт нанесения Лебедевым Полонскому ударов, даже если исходить из приговора суда, в соответствии с которым Лебедев нанес Полонскому 2 удара в область головы, объективная сторона побоев отсутствует. Является общеизвестным фактом, подтвержденным многолетней устоявшейся судебной практикой, подкрепленной научными изысканиями виднейших российских правоведов-криминалистов, то, что побои представляют собой нанесение множественных ударов (не повлекших, естественно, при этом вреда здоровью потерпевшего). Множественность ударов при этом должна пониматься как нанесение не менее трех ударов потерпевшему. Эта позиция находит свое подтверждение и в наиболее значимых комментариях к уголовному закону, составленных известнейшими российскими правоведами. Считаем необходимым привести некоторые примеры этого.

«Побои это нанесение многократных ударов по телу потерпевшего, его избиение. Удары при этом наносятся твердым тупым орудием многократно (три раза и более)». (Комментарий к УК РФ под общей редакцией Генерального прокурора РФ Скуратова Ю.И. и Председателя ВС РФ Лебедева В.М., 1996 г.)

«Побои это нанесение многократных ударов по телу потерпевшего, его избиение. Удары при этом наносятся твердым тупым предметом многократно (три раза и более)». (Практический комментарий к УК РФ. Институт повышения квалификации руководящих кадров Генеральной прокуратуры РФ)

«Побои это нанесение многократных ударов по телу потерпевшего, его избиение. Удары при этом наносятся твердым тупым предметом многократно (три раза и более)». (Комментарий к УК РФ для работников Прокуратуры под редакцией к.ю.н. заместителя Генерального прокурора РФ, советника юстиции 1-го класса, заслуженного юриста России Малиновского В.В.)

«Побои характеризуются многократным нанесением ударов (не менее трех)». (Комментарий к УК РФ под редакцией д.ю.н. профессора Чучаева А.И.)

Аналогичное понимание побоев демонстрируется и в иной специальной юридической литературе и справочниках. Например, в Медицинском справочнике за 2013 г. (глава 33), Юридическом словаре (2009 г.), Энциклопедии юриста (2005 г.).

Несмотря на всю очевидность вышеуказанных аргументов, суд посчитал данные аргументы зашиты «несостоятельными», так как: «в случае нанесения подсудимым потерпевшему ударов в меньшем количестве, в том числе и двух ударов, если данные противоправные действия повлекли за собой физическую боль у потерпевшего, указанные действия подсудимого также расцениваются как уголовно-наказуемые как «побои», что и имеет место в настоящем случае».

Также косвенным свидетельством правоты защиты, как ни странно, является позиция следствия, заключающаяся навязчивом желании доказать наличие именно 3-х ударов. Доказать любой ценой, даже ценой фактически совершённого служебного подлога, когда в обвинительное заключение умышленно было внесено искажённое содержание доказательств, в частности протокола осмотра видеозаписи, где вместо указанных в протоколе 2-х ударов, внезапно появились 3. Защита обращала на это внимание в ходе предварительного следствия, однако попытки следователей протащить версию о трёх ударах оказалась столь неуклюжей и топорной, что сам государственный обвинитель вынужден был отказаться от неё. Определённо, эти попытки были произведены следствием не случайно, определённо следователям было известно, что в качестве побоев могут квалифицироваться действия по нанесению не менее трёх ударов, в связи с чем и были предприняты указанные настойчивые но безуспешные попытки следствия в этом направлении.

Таким образом, судом были отвергнуты не только доводы защиты, но и выработанная десятилетиями устоявшаяся судебная практика, были отвергнуты мнения выдающихся ученых-правоведов, в том числе мнение Председателя Верховного Суда РФ.

Читать дальше





  • 1
Удивительно , если такому известному и небедному человеку как вы, с хорошими адвокатами и то не удалось получить с первого раза справедливый суд и пришлось обращаться с апелляцией то что же ждет простых граждан?? Страшно и думать...

  • 1
?

Log in

No account? Create an account